«Вновь уходят ребята, растворяясь в закатах…»

0
373

Им было от 20 до 24 лет. Юные, красивые, подтянутые, полные энергии. Им бы радоваться жизни и радовать собой своих близких. Но жизнь оборвалась, едва успев начаться. Разрушились мечты и надежды. В последний день лета…Последний день лета, жизни…

31 августа 2007 года Усман Албогачиев, Хамзат Бузуртанов, Магомед Исаков и Аслан Могушков, оперуполномоченные уголовного розыска ОВД г. Назрани, выехали на служебном УАЗике на специальное задание. Накануне на пульт дежурного поступил звонок о том, что в районе Алханчуртского канала припаркована подозрительная автомашина. Ребята должны были проверить ее. Прибыв на место, оперативники быстро установили владельца автомобиля и выяснили, что оставленная хозяином надолго без присмотра машина не представляла опасности. Задание было выполнено, им бы просто вернуться в отдел… Но интуиция работников уголовного розыска заставила поменять маршрут: завтра — первое сентября, и горький опыт Беслана навел на мысль, а что, если?..

Рассказывают коллеги погибших милиционеров: «Они позвонили начальству, доложили по проверенному автомобилю и сказали, что проедутся еще по городу и посмотрят, нет ли подозрительных бесхозных машин». Около семи вечера ребята увидели на стоянке перед городским Домом культуры серебристую девятку без госномеров. Оперативники подъехали к ней, и тут раздался взрыв. Как потом выяснили эксперты, адская машина была начинена взрывчаткой мощностью 20 кг в тротиловом эквиваленте. Огромный пороховой заряд был приведен в действие дистанционным управлением. У милиционеров практически не было шансов выжить.

Для кого предназначалась бомба, которая была заложена чуть ли не в самом центре Назрани, в самом многолюдном месте, где расположены школа-лицей, гостиница «Асса», дворец культуры, ГТРК и любимая зона отдыха горожан? Чудовищно озвучивать версию, которая следователями тогда рассматривалась как одна из основных: преступники, скорее всего, намеревались совершить теракт 1 сентября в школе-лицее. Значит, профессиональное чутье не подвело молодых оперативников. Страшно представить, какие могли быть последствия, если бы осуществился замысел нелюдей. Выходит, Могушков, Исаков, Бузуртанов и Албогачиев ценой собственной жизни отвели беду от десятков, сотен семей. И погибли как герои. Понимала, что от осознания этого факта горе родственников ребят не стало меньше. Принесла тогда извинения родным и близким погибших, что при подготовке  материала  не встретилась с ними: тяжело… Как было посмотреть в глаза матери Хамзата Бузуртанова, которая во время геноцида ингушей в 1992 году потеряла мужа, а вот теперь и единственного сына?.. Или как было общаться с родственниками Магомеда Исакова, жившими в ожидании радостного события — его свадьбы, которая должна была состояться в ближайшее после роковой пятницы воскресенье?

Гибель таких парней — не просто семейная трагедия: это трагедия всей нации, это потеря нашей золотой молодежи, нашего генофонда, нашего будущего. Все убитые — это наши люди, независимо от национальности, это наше главное богатство, которого лишили нас конченые отморозки.

Хочется, чтобы ребята остались в памяти такими, какими они были – молодыми, естественными, жизнерадостными, веселыми, несколько бесшабашными, такими, какими их запомнили друзья и коллеги.

Еще будучи курсантами Санкт-Петербургского, университета МВД РФ, Усман Албогачиев и Аслан Могушков, как рассказали их однокашники, проявляли некий фанатизм к выбранной профессии. Лидер по природе, напористый Усман и более спокойный Аслан, который любил красиво одеваться и никогда не жалел деньги на модные вещи, идеально уравновешивали и дополняли друг друга. У них был свой устоявшийся юмор, всегда подшучивали друг над другом.

Самый старший и опытный из всех четверых Магомед Исаков, выпускник института экономики и правоведения, проработав три года в органах, только убедился в правильности выбора профессии: он стал по-настоящему преданным оперативной работе. Кроме работы, была у него еше одна страсть – его темно-синие «жигули» девятой модели. «Он все деньги спускал на свою машину, такой навороченной не было ни у кого в Ингушетии», — рассказывал тогда коллега Магомеда.

Хамзат Бузуртанов, напротив, не делал из машины культа. Для него удовольствие от автомобиля было в быстрой езде. С раннего детства за рулем, Хамзат был настоящим асом быстрой езды, что как нельзя лучше дополняло его другие профессиональные качества, полученные в Краснодарском университете МВД РФ и в горотделе милиции.

Лейтенанты Исаков, Албогачиёв, Бузуртанов и Могушков были друзьями. Сослуживцам запомнилось, что последние полтора-два месяца они почему-то постоянно были вместе: на работе, на улице, в кафе, в наряды просились вместе. Аслан, Магомед и Усман даже в один день купили вместе одинаковые мобильные телефоны…Никто не мог предположить, что в этой преданности и привязанности друг к другу была какая-то роковая предопределенность. Коллеги ребят в один голос говорили, что это были храбрые, мужественные, надежные парни, которым можно было полностью доверять и на кого действительно можно было положиться в любой ситуации. Их любили и уважали все. Их теперь очень не хватает. Не хватает их жизнерадостности и непосредственности. Без них стало скучно, скучно и пусто. Светлая память о Хамзате Бузуртанове, Магомеде Исакове, Аслане Могушкове и Усмане Албогачиеве навечно сохранится в сердцах друзей и сослуживцев.

Мадина Хадзиева