Ингушская литература периода Великой Отечественной войны

0
848

Этот период в ингушской литературе занял всего два с половиной года. И все же литература того бурного времени типологически была настолько своеобразной, что позволяет определить ее в самостоятельный литературный этап.

Ведущими стали лозунги «Все для фронта!», «Наше дело правое — мы победим!» Писатели вместе со всеми явились на призывные пун кты добровольцами, но многим из них было отказано, т. к. боевое слово поэтов и писателей было приравнено к боевому оружию. Через несколько дней с начала войны тогдашний председатель местного Союза писателей Джамалдин Яндиев провел экстренное заседание, на котором было отмечено, что настало время, когда все, где бы кто ни находился — на войне, у заводского станка, на полях, — все обязаны все свои силы отдать во имя победы над врагом. Писатели обязывались быть фронтовыми корреспондентами, выступать активно в печати и с трибун, создавать произведения героического и патриотического характера. Критика отметила, что местная литература стала оперативной, откликаясь на все происходящие события, нередко призыв, лозунг, агитация незамедлительно доходили до масс. Русский писатель П. Павленко от мечал, что ингушские пи сатели активно выступали в печати, на радио и в устных выступлениях. Первыми стихотворениями на злобу дня были «Берегите Родину», «К ингушскому поэту», написанные М. Льяновым. Следом стал публиковать стихи К. Чахкиев, который в своем стихотворении «Девочка» клеймил зверства, чинимые

«сверхчеловеками» над нашим мирным населением. В печати стали появляться произведения М. Хашагульгова, А. Хамхоева, Х-Б. Муталиева, X. Осмиева и др. Наибольшего развития тема защиты Отечества получила в творчестве И. Базоркина, Б. Зязикова, Дж. Яндиева.

Подобно многим писателям-журналистам тех лет, И. Базоркин ча сто публиковал свои военные очерки, читал их по радио, в госпиталях. Затем его газетные очерки были опубликованы отдельными сборниками. Эти очерки были оперативны, мо- ментально откликались на злобу дня: набатом звучал в них призыв к борьбе с ненавистным врагом. Против геббельсовской пропаганды направлен его очерк «Честь горца». Вражеская пропаганда твердила — бейте и убивайте как можно больше, — за вас будут отвечать Гитлер, Геббельс и другие их прихвостни, объявившие себя избранной нацией, а всех других — недочеловеками и т. д. Антигуманную и звериную сущность этой «первобытной» идеологии необходимо было развенчать, а также показать, какую судьбу фашисты готовят всем не «арийским» народам. Справляясь с этой задачей, писатель разъясняет лживую сущность фашистской пропаганды, стремившейся внушить советским людям, что война ими затеяна не против них, а против большевизма. В противовес этой иезуитской пропаганде писатель приводит примеры массовых террористических акций, свершавшихся фашистами против англичан, французов, поляков, чехов и др. Давая характеристику гитлеровским полчищам, писатель называет их «воровской армией», не брезгующей мародерством и издевающейся над мирным на- селением. Как бы рефреном в очерке, повторяясь, звучат призывы: «Дорогие друзья! Все, как один, встанем на защиту нашего Отечества!» Стремительным маршем враг достиг Кавказа, рвался к городу нефтяников Малгобеку. Вся фашист ская техническая громада испытывала острый недостаток в нефти. И потому понятно, что фашисты с особым остервенением рвались к Малгобеку. Местные ингушские жители, спрятав свои семьи в окрестных лесах, в землянках, остервенело дрались вместе с воинами многонациональной советской армии. Неисчислимые потери не дали фашистам и капли нефти. Так и остались незаправленными их многие «Тигры», «Пантеры» и дру гие технические чудовища. Под Малгобеком произошла одна из славных побед со ветской армии, сплотившейся с местным населением. По праву городу Малгобеку присвоено звание «Город воинской славы». Ни один немецкий сапог не ступил на ингушскую землю. Как же в таких условиях, вопре ки сталинско-бериевской пропаганде, ингуши могли быть пособниками гит- леровских звериных орд? Клевета, возведенная на весь народ, под давлением «неопровержимых» фактов позднее лопнула, словно мыльный пузырь. О ч е р к о м — п р и з ы вом условно можно назвать очерк Базоркина «К чечено- ингушской интеллигенции». В довоенное время отношение к интеллигенции в «стране рабочих и крестьян» было довольно прохладным. Интеллигент Базоркин своим названным очерком возвысил общественную роль интеллигенции. По словам автора велика ее роль и в бою, и в тылу. Своим личным примером Базоркин и Яндиев утверждали это. Творцы- интеллигенты описывали не только героическое сопро тивление советских воинов, но и те зверства, которые чинили фашистские нелюди, особенно по отношению к беззащитному мирному населению. Писатели организовывали группы из населения, преимущественно из пожилых людей, водили их на самую передовую линию фронта, где они могли воочию видеть и слышать боевые действия, могли ви деть ужасные следы войны: вражеские трупы, разбро санное врагами имущество, загубленных детей, поруганных женщин. Все это незамедлительно доносилось до всех жителей тогдашней Чечено-Ингушетии и становилось действенной формой антигитлеровской пропаганды. Один из эпизодов Базоркин описывает так: «Мы пришли на высоту номер 910. Здесь нет ни одного клочка неизрытой земли. Редко кому из

вра гов удалось сбежать отсюда живым, большая их часть нашла здесь свою смерть. Везде вокруг валяются опухшие и источающие зловоние трупы немецких, румынских солдат и офицеров. Лежат они в касках и в синих мундирах под деревьями и кустами. Перед нами лежит гитлеровский солдат. Лежит он сгорбившись, упершись в землю кованными ботинками, ши- роко распростерши руки, словно пытался захватить всю землю. Не смог он исполнить приказы Гитлера, лежит он на чужой земле, впившись в нее ногтями. Хотел он нажиться на чужом несчастии, а полу чил лишь землю, которую в предсмертной судороге схватил своими зубами. Да, земли у нас немало и мы можем накормить ею всех, кто на нее посягнет!». События, разыгравшие ся в 1942 г. при Городе во инской славы Малгобеке, отразились в рассказе Базоркина «Зарета». Гневно осуждает автор геббельсовскую пропаганду, пытавшуюся распространить среди горцев Кавказа свои лживые утверждения о том, что гитлеровцы не намереваются воевать с горцами, не собираются чинить им вреда и т. д. Писатель вскрывает иезуитскую сущность этой ядовитой пропаганды, на целенной на раскол единства народов всей нашей огромной страны. Лучшей антипропагандой, по мысли автора, является то, что горцы видели, с каким остервенением самолетами и пушками фашисты утюжат горские аулы, как первобытны ми варварами уничтожается мирное население. В годы войны на литературную авансцену вновь вышли, помимо очерков и памфлетов, драматургические произведения и их сценические постановки. У Базоркина к тому времени накопился немалый драматургический опыт. Не прошло и двух недель с на- чала войны, как Базоркин написал для творческих по- становочных коллективов одноактную пьесу «В эти дни». Война не давала вре мени на написание многоактных пьес с участием большого актерского кол лектива и требующих немало времени на их сценическое воплощение. Пьеса «В эти дни» была рассчитана на агитколлективы, которые охватывали все села республики. В пьесе всего четыре действующих героя, место действия — обычная горская сакля, т.е. постановка такой пьесы не требовала ни много времени, ни особых затрат. Главным героем пьесы является Хусен. За активное участие в гражданской войне он был награжден орденом. Руководимая им колхозная бригада всегда числилась среди лучших. Хотя возрастные недуги уже начинают его беспокоить, он все же уверен, что у него достаточно сил пойти добровольцем на фронт. На призывном пункте, куда он явился, молодежь укоряет его, говоря, что ты уже стар, что в свое время ты повоевал за нас, а теперь дай и нам пойти на защиту Отечества и пр.

Т. Азиева